• 24.10.2017

    Україна – політичне життя із заплющеними очима.

    Бути політичними аналітиками (рівня «розмов за вечерею» до солідних політоглядачів на телебаченні), нас примусила гра основних гравців на політичній сцені. Аналітики шукають послідовності та логіки у їхніх заявах і рішеннях. Хтось кляне усіх на світі, хтось співає оди на теми політичних перемог і досягнень останніх років. Але уже всім зрозуміло, що без вирішення принципових питань успішного розвитку держави (від протидії корупції до побудови ліберальної економіки) колапс настане швидше, ніж ми очікуємо. Про це говорить увесь світ. Ось що пише про нас авторитетна New York Times. Три года после Майдана. Освоившие искусство скандала: что делает Украину средоточием интриг. The New York Times, США. 09.10.2017. Эндрю Крамер (Andrew E. Kramer), Эндрю Хиггинс (Andrew Higgins). «Полтава — После четырех лет расследований, которые проводили немецкая полиция, ФБР и другие агентства по борьбе с преступностью всего мира, хорошо вооруженные сотрудники служб безопасности ворвались в квартиру одного из жителей Полтавы — города, расположенного в центральной части Украины. После короткой перестрелки они схватили того, кого искали — человека, подозреваемого в создании банды киберпреступников, которую обвиняют в краже более 100 миллионов долларов. Арест 33-летнего Геннадия Капканова, украинского хакера российского происхождения, и ликвидация Avalanche — масштабной сети компьютеров, которые он и его сообщники взломали посредством вирусов и превратили в глобальное преступное предприятие — вызвал бурю аплодисментов в адрес Украины со стороны ее зачастую вялых западных сторонников. Однако на следующий же день г-н Капканов исчез. Судья районного суда Полтавы отклонил просьбу прокуратуры о предварительном задержании на 40 дней и вынес решение о его освобождении. С тех пор г-на Капканова никто не видел. До сих пор остается неясным, было ли бегство г-на Капканова результатом коррупции, некомпетентности или сочетания первого и второго. Генеральный прокурор в Киеве пригрозил уволить местного прокурора, однако позже решил этого не делать, когда стало ясно, что этим делом занимался один из его собственных помощников. Это фиаско в Полтаве помогает понять, почему Украина — чрезвычайно многообещающая страна с ее образованным населением, плодородными землями и активным гражданским обществом — так часто становится источником резонансных скандалов. За последний год Украина столкнулась с множеством досадных разоблачений: неучтенные выплаты гонораров бывшему главе предвыборного штаба президента Трампа Полу Манафорту (Paul Manafort); созданная на Украине вредоносная программа, которую хакеры использовали для атак в период предвыборной кампании 2016 года в США; предположения о том, что украинские ракетные технологии, созданные в советскую эпоху, возможно, были украдены Северной Кореей. Все эти истории никак не связаны друг с другом ни по времени, ни по содержанию. Г-н Манафорт работал на Украине еще до революции 2014 года, а два оставшихся события произошли там уже после нее. Однако в основе всех этих историй лежат одни и те же недостатки слабого правительства, насквозь пронизанного коррупцией и страдающего от постоянного давления со стороны России, а также те возможности для разного рода махинаций и мошенничества, которые открываются благодаря этой слабости. «Почему вокруг Украины столько шума? Потому что Украина — это эпицентр конфронтации между западным демократическим миром и авторитарными, тоталитарными государствами», — сказал в своем интервью Александр Турчинов, глава Совета национальной безопасности и обороны Украины. Он назвал сообщения о том, что Украина предоставила ракеты Северной Корее, российской дезинформацией, направленной на то, чтобы лишить Украину поддержки Запада. Но пока с момента распада СССР в 1991 году Россия усиленно старалась ослабить Украину и удержать ее внутри сферы влияния Москвы — сначала посредством экономического давления, а потом посредством политического вмешательства и военной агрессии — Украина сама отнимала у себя силы. «Нить, которая связывает странные события, происходящие на Украине, — это почти всегда коррупция, — сказал Сергей Лещенко, оппозиционный член украинского парламента и убежденный критик президента Украины Петра Порошенко. По словам Лещенко, г-н Порошенко лучше своего предшественника — клептократа, пророссийского президента и бывшего клиента г-на Манафорта Виктора Януковича, который в феврале 2014 года бежал в Россию в результате протестов в Киеве. «Но только потому, что он слабее, а общество сейчас стало гораздо сильнее», — добавил г-н Лещенко. В отличие от своего российского коллеги, президента Владимира Путина, г-н Порошенко вынужден считаться с энергичной свободной прессой, которая получает огромное удовольствие, проверяя и разоблачая ошибки правительства и маневры его представителей, которые руководствуются только собственными интересами. «Украина, если не считать страны Балтии, — это единственное постсоветское государство, которое не стало авторитарным», — отметил Сергей Плохий, профессор Гарварда и автор истории Украины. В отличие от стран Балтии, которые наслаждались кратким периодом независимости между Первой и Второй мировыми войнами, Украина в течение многих столетий находилась в подчинении у более сильных держав, включая Польшу, Австрию и Россию, что привило ее народу весьма настороженное отношение к власти. «Какова национальная идея Украины? Сопротивление власти», — сказал Тарас Чорновил, бывший советник г-на Януковича. Болезненная история Украины, которая долгое время представляла собой угнетаемый придаток, лишила ее способности противостоять беззаконию, противоречащему выстроенному на основании норм порядку Евросоюза, в который Украина стремится вступить. «Ее попытки остаться демократией и при этом выстроить национальное государство зачастую являются беспорядочными, ее олигархи сохраняют свое влияние, и, учитывая фактическое отсутствие государственного контроля над СМИ и конкуренцией между олигархами, постсоветскую коррупцию можно увидеть невооруженным взглядом», — отметил г-н Плохий. Внутренняя служба разведки Украины, СБУ — учитывая, что ее полномочия в области ведения слежки были существенно расширены благодаря тому оборудованию, которое США предоставило Киеву после бегства г-на Януковича в Россию, — вносит свой вклад в чрезвычайно выборочную и искаженную прозрачность, публикуя информацию о предполагаемых преступлениях, зачастую чтобы достичь каких-то своих политических целей или ради финансовой выгоды. СБУ, контролируемая г-ном Порошенко, превратилась в инструмент внутренних политических и деловых сражений, и борцы с коррупцией обвиняют эту службу в том, что она вовсе не помогает, а мешает их работе. Хотя политики до сих пор оказывают на них влияние, украинские органы охраны правопорядка больше не являются трясиной некомпетентности и коррупции, коими они были прежде. Они смогли установить наблюдение за бывшими деловыми партнерами г-на Манафорта и найти свидетельства хакерских атак России в период предвыборной кампании в США — отчасти благодаря технической поддержке Америки. Центральное разведывательное агентство помогло удались российскую систему отслеживания телефонных разговоров и установить компьютеры, предоставленные Америкой, как сказала Виктория Горбуз, прежде возглавлявшая отдел связей в СБУ, который работал с иностранными правительствами. Отдел г-жи Горбуз переводил телефонные разговоры, перехваченные благодаря новой системе, и передавал их американцам. «Наша команда переводила их и немедленно, в круглосуточном режиме, пересылала их нашим американским коллегам», — сказала она. Мы не знаем, получили ли американские власти какие-либо расшифровки телефонных разговоров, имеющих отношение к вмешательству России в выборы. Однако один чиновник украинских правоохранительных органов передал журналистам частичные записи телефонных разговоров бывших партнеров г-на Манафорта. Однако ликвидировать российскую сеть для ведения наблюдения оказалось гораздо проще, чем ограничить влияние России, которая не отпускала Украину с момента обретения ей независимости в 1991 году и стала вести себя гораздо агрессивнее в последние несколько лет. С марте 2014 года Украина потеряла Крым, аннексированный Россией, и крупные участки ее промышленных районов на востоке страны, которые были захвачены поддерживаемыми Россией ополченцами. Украина также превратилась в испытательную площадку для технологий дезинформации и хакерских технологий, которые позже были применены в ходе предвыборных кампаний в США и во Франции. Украинские чиновники неизменно ссылаются на вмешательство России, пытаясь объяснить, почему попытки справиться с коррупцией и другие меры, на которых настаивает Запад, оказываются безуспешными. Хотя Россия является очень удобной отговоркой, она также представляет собой реальную угрозу. В центре Полтавы стоит созданный еще в царскую эпоху памятник победы России над Швецией в битве 1709 года, которая заложила основу для господства России в этом регионе и лишила украинцев шанса на обретение независимости. Хотя сейчас его окружают украинские флаги, этот памятник продолжает стоять на своем месте как напоминание о присутствии России в стране, которая отчаянно пыталась создать дееспособное независимое государство на хрупкой основе, оставшейся после 70 лет коммунистического режима и нескольких столетий подчинения русским царям. Игорь Гавриленко, преподающий историю Украины в Полтавском национальном техническом университете, считает, что освобождение г-на Капканова — человека, которого считают авторитетом в мире киберпреступности — является типичным проявлением недееспособности, характерной для Украины. «Вся ситуация абсурдна, но меня в моей стране больше ничего не удивляет, — сказал он, сидя на скамейке в парке рядом с памятником Полтавской битве. — Украина — это страна, где возможно все, если у вас есть деньги». Именно на Украину обратил внимание г-н Манафорт, искавший новые деловые горизонты после того, как он завершил работу на деспотов в Африке и Азии. Открыв магазин в Киеве, он наладил отношения с группой российских и украинских олигархов и политиков, в которую также входил г-н Янукович, лишившийся власти в 2014 году. Г-н Чорновил, который в 2004 году работал в предвыборном штабе г-на Януковича, помнит г-на Манафорта как человека «высокомерного и самоуверенного», как шоумена, который любил организовывать масштабные, эффектные мероприятия, требующие щедрого финансирования. По его словам, секретный учетный журнал, где фиксировались гонорары г-на Манафорта и многих других, был частью попыток отследить те денежные потоки, которые проходили через администрацию г-на Януковича. «Деньги крали все, и партия хотела отследить, кто сколько получал, — объяснил г-н Чорновил. — Они никогда не задумывались о том, что они могут потерять власть и что однажды эти записи могут быть опубликованы». По его словам, г-н Манафорт часто ссорился с представителями окружения г-на Януковича, но «по каким-то причинам он имел колоссальное влияние на Януковича». Чорновил добавил: «Он находился здесь не из идеологических побуждений, а ради денег. Он находился здесь исключительно ради денег». Свержение г-на Януковича в 2014 году положило конец бизнесу г-на Манафорта в Киеве. На волне реформистской лихорадки к власти в стране пришел г-н Порошенко. Однако то, что в течение многих лет было сильной стороной Украины как плюралистического общества и одновременно ее фундаментальным недостатком, никуда не исчезло: речь идет о хрупком государстве, раскол внутри которого объясняется действием противоборствующих экономических и региональных интересов, пытающихся навязать ему либо российский авторитаризм, либо европейскую диктатуру закона. «В этой стране никогда не было сильного государства. Средневековая феодальная мозаика, хрупкие королевства и республики казаков не имели ничего общего с европейским абсолютизмом или русским авторитаризмом, — написал Валерий Пекар, профессор Киево-Могилянской бизнес-школы, в своей недавно опубликованной статье. — Это страна баланса, а не лидерства. Никто не сможет управлять Украиной как король». Запад, который уже устал от несостоятельности Украины, побуждает г-на Порошенко — с переменным успехом — существенно уменьшить влияние коррумпированных олигархов и ставленников России, которые часто получали власть при г-не Януковиче. Г-н Порошенко создал антикоррупционное агентство и ввел систему обязательного декларирования активов для чиновников и членов парламента. Однако он так и не создал специальный суд, находящийся за рамками действующей судебной системы, который бы занимался рассмотрением дел о коррупции. Лариса Кулишова, судья в Полтаве, отпустившая г-на Капканова, отрицает, что она совершила ошибку. В своем коротком интервью она заявила, что она вынесла решение в полном соответствии с действующими украинскими и европейскими законами. Она оспорила апелляции, которые были поданы уже после бегства хакера, и заявила: «Я не считаю, что я допустила ошибку». Лариса Гольнык, судья того же суда, отметила, что она не может представить, что могло побудить ее коллегу отпустить г-на Капканова, но при этом она выразила разочарование в связи с таким решением. Г-жа Гольнык имеет горький опыт давления на судей. Вооружившись скрытой камерой, предоставленной ей следователями, занимавшимися делами о коррупции, она сняла, как представитель мэра Полтавы предлагал ей взятку в размере 5 тысяч долларов за закрытие одного дела. Когда это видео попало в сеть, оно вызвало бурю негодования со стороны общественности, однако дело в отношении мэра и его представителя так и не было открыто. «Каждый раз, когда происходит что-то откровенно противозаконное, я спрашиваю себя: как такое может случиться, — призналась г-жа Гольнык. — А мне все время говорят: брось, ты уже должна была привыкнуть к этому».
  • Залишити відповідь

    Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *